Очерки о Тридцатилетней войне. Часть 12-я. Схватка продолжается или скандинавский план «Б»

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ

Сразу после поражения датской армии под Вольгастом, последовавшим 2 сентября 1628 года, наиболее опытным и дальновидным политикам протестантских стран стало окончательно ясно, что Кристиан IV, напрочь лишенный каких-либо полководческих дарований, не способен на равных противостоять войскам Католической лиги и армии генералиссимуса фон Валленштейна. Более того, всем главным и второстепенным участникам конфликта было очевидно, что в ближайшее время скандинавский монарх выйдет из войны.

Мирный договор, заключенный в Любеке 12 мая 1629 года между представителями Кристиана IV и Фердинанда II, положил конец второму этапу Тридцатилетней войны. Данный этап боевых действий, длившийся с лета 1625 по весну 1629 гг., большинство авторов и историков традиционно называют Датским, поскольку именно Кристиан IV был основным «игроком», а его армия и флот – главной действующей военной силой со стороны Антигабсбургской коалиции.

После выхода Дании из войны правитель Священной Римской империи торжествовал, поскольку в стане его многочисленных врагов не осталось реальной военно-политической силы, способной помешать реализации его далеко идущих планов. Фердинанд II не сомневался, что в самом скором времени испанцы окончательно «дожмут» голландских протестантов в Нидерландах, а английский король не решится на оказание прямой военной помощи германским князьям. От немецких курфюрстов и маркграфов император ожидал покорности и покладистости, а герцогство Савойское и Венецианскую республику Фердинанд II и вовсе не принимал в расчёт.

В целом прогнозы императора оказались верными, но он совершенно упустил из виду главного своего тайного недоброжелателя и опаснейшего противника – великого «серого кардинала и расчётливого теневого кукловода Западной Европы», известного под именем герцога де Ришельё. Властелин Священной Римской империи был уверен, что Франция надолго увязла в своих внутренних дрязгах, бросив все наличные силы на борьбу с гугенотами.

Однако опытнейший кардинал де Ришельё, несмотря на извечную занятость самыми различными делами и проблемами, никогда не упускал из вида ни одного даже второстепенного события, влиявшего на политическую ситуацию в Европе. Арман Жан де Плюсси раньше остальных участников Антигабсбургской коалиции ещё до заключения Любекского мира осознал, что на датского государя и его армию более рассчитывать нельзя.

Единственной реальной и достойной альтернативной кандидатурой для замены Кристиана IV, не оправдавшего высокого доверия союзников, по-прежнему оставался шведский правитель Густав II Адольф. Он и прежде выражал готовность встать на защиту европейских протестантов, на деле доказав свою полезность и надёжность. Во время осады Штарльзунда (май – 4 августа 1628 года) именно полки и наёмные отряды, своевременно присланные королём Швеции, помогли городским властям отстоять свой город в противостоянии с самим генералиссимусом фон Валленштейном, прежде не знавшим поражений и неудач.

Вся сложность ситуации заключалась в том, что Густав II Адольф на тот момент окончательно увяз в затяжном военном противостоянии с Речью Посполитой. Война между Польшей и Швецией, неоднократно прерывавшаяся после заключения временных перемирий, длилась без малого 29 лет – с лета 1600 года. Густав II Адольф в качестве шведского правителя сражался против поляков на протяжении почти 18 лет – с ноября 1611 года.

Польско-шведской войне конца не предвиделось, а пока боевые действия шли в Прибалтике (Ливонии), Польской Померании и Восточной Пруссии, Густав II Адольф не имел возможности полноценно вступить в вооруженную борьбу со Священной Римской империей и Католической лигой. Неизвестно, как сложился бы дальнейший ход Тридцатилетней войны, если бы в дело не вмешался герцог де Ришельё.

По его инициативе, а также при посредничестве дипломатов Англии и Голландии между представителями Густава II Адольфа и польского короля Сигизмунда III 26 сентября 1629 года в прусской деревне Альтмарк, расположенной близ Данцига (современный Гданьск), было заключено перемирие сроком на шесть лет. Обе стороны понесли минимальные территориальные потери, сохранив своё внешнеполитическое реноме.

Теперь шведский монарх мог целиком и полностью посвятить всё своё свободное время и кипучую энергию предстоящему противостоянию с Фердинандом II и союзными ему войсками Католической лиги. Главным условием вступления Швеции в Тридцатилетнюю войну на стороне Антигабсбургской коалиции было ежегодное выделение союзными державами суммы эквивалентной миллиону риксдалеров[1].

Георгий Васильевич Форстен – известный российский историк, действительный член Русского исторического общества, доктор всеобщей истории, профессор Императорского Санкт-Петербургского университета, а также признанный специалист в области международных отношений Нового времени и истории скандинавских стран среди главных мотивов, побудивших Густава II Адольфа вступить в войну, выделял следующие моменты:

«Причины, побудившие его вмешаться в общеевропейскую распрю, были политические и религиозные... Победа католиков над протестантами, несомненно, грозила и протестантской Швеции. К второстепенным причинам следует отнести перехватывание императором писем Густава Адольфа, умаление его титула, недопущение шведов на Любекский конгресс, помощь Польше. И политические, и религиозные причины были так тесно связаны, что отделить одни от других невозможно. Между тем одни ученые, как И. Г. Дройзен, исключительно выдвигают политические мотивы, другие (Гельбиг, Гардинер и др.) – религиозные»[2].

Данный комментарий можно дополнить мнением Алексея Юрьевича Прокопьева – современного российского историка-медиевиста, доктора исторических наук, профессора Санкт-Петербургского университета, признанного специалиста по истории Нового времени: «…приходится признать, что шведский король стал одним из самых последовательных защитников религиозных интересов протестантских сословий – тревога за судьбы евангелического вероисповедания в соседней Германии играла существенную роль в его выступлении»[3].

Есть и ещё одна точка зрения, подтверждающая правоту двух предыдущих мнений. Относительно мотивации шведского короля, едва завершившего труднейшую и длительную войну против Польши для того, чтобы тотчас вмешаться в другой – ещё более масштабный и кровопролитный общеевропейский конфликт немецкий военный теоретик и историк Фридрих Вильгельм Рюстов высказал свою версию: «Шведский король вёл войну не для того, чтобы набить собственный кошелёк и обогатить своих солдат, не для того, чтобы иметь возможность уплачивать им жалование. Он сражался во имя великих религиозных и политических интересов»[4].

Поскольку Густав II Адольф, безусловно, является выдающейся личностью не только эпохи Тридцатилетней войны, но и мировой истории в целом, будет вполне логично и уместно более подробно рассказать об этом неординарном монархе. Густав Адольф родился 9 декабря 1594 года в Стокгольме в семье шведского короля Карла IХ.

Отец лично занимался воспитанием сына – будущего правителя Швеции, делая уклон на военные науки. Однако Густав Адольф добился успехов не только на военном поприще. Он отличался широтой познаний в самых разных дисциплинах, добившись заметных успехов в изучении математики, истории и философии.

Принц знал труды Сенеки, Ксенофонта и Гуго Гроция практически наизусть, а также свободно говорил и писал на пяти европейских языках – немецком, французском, итальянском, латинском и голландском. Под конец жизни, уже будучи королём, Густав Адольф свободно изъяснялся на десяти языках, в том числе он вполне сносно мог общаться с послами по-русски и по-польски.

Всё раннее детство Густава Адольфа прошло в кабинете отца. Карл IХ стремился воспитать из старшего сына-наследника и опытного политика, и профессионального полководца, и удачливого дипломата. С шестилетнего возраста принц сопровождал отца во время военных смотров и походов, по достижении десяти лет Густав Адольф сделался постоянным членом королевского совета, обладающим правом высказывания вслух своего мнения по любому из обсуждаемых вопросов. В четырнадцать наследник шведского престола впервые самостоятельно принимал иностранных послов.

Карлу IХ, прежде всего, был необходим принц-полководец – будущий защитник королевства, способный при необходимости расширить владения Швеции. Как только Густаву Адольфу исполнилось двенадцать лет, он был зачислен на военную королевскую службу, получив от отца свой первый младший офицерский чин. При дворе наследник престола считался одним из самых лучших наездников и фехтовальщиков.

В 1611 году Густав Адольф принял участие в войне против Польши. Отец доверил сыну командование отдельным отрядом, который в результате успешного штурма овладел фортом Христианополь. 30 октября того же года Карл IХ скончался. По законам шведского королевства стать полноправным правителем страны Густав Адольф мог только по достижении двадцатичетырёхлетнего возраста.

Однако популярность наследника короны была столь велика и среди правительства, и среди парламента, и среди армии, и среди простого народа, что в свои семнадцать лет юный принц стал на законных основаниях королём Швеции, взойдя на трон под именем Густава II Адольфа.

Первой самостоятельной военной кампанией для Густава II Адольфа стало успешное завершение войны против Русского государства, начатой ещё Карлом IХ летом 1610 года. Верный своей напористой и наступательной стратегии, которой король будет придерживаться до конца жизни, Густав II Адольф последовательно осаждал и захватывал стратегически важные города и крепости.

К исходу 1614 года шведы овладели наиболее важными пограничными крепостями, в том числе захватив Корелу, Ям, Ивангород, Копорье и Гдов. Также скандинавами оккупирован был и Новгород Великий. В конце июня 1615 года войско Густава II Адольфа осадило Псков. Стодневная осада для шведов успехом не увенчалась, а потому, заключив перемирие с новым русским царём – Михаилом Фёдоровичем Романовым, король возобновил войну с Речью Посполитой.

27 февраля 1617 года между Русским государством и Швецией был заключен Столбовский мирный договор. По его условиям Швеция возвращала российской стороне Новгород, Гдов, Старую Руссу, Порхов и Ладогу. В свою очередь русский царь отказывался от балтийского побережья, уступив его Густаву II Адольфу вместе с городами Ям, Копорье, Ивангород и Орешек.

«Теперь Московия отделена от нас озёрами, реками и болотами, через которые русским не так-то легко будет проникнуть к нам», – такими словами шведский монарх подвёл итог успешного завершения войны против Русского государства, ещё до конца не оправившегося после разорительной, затяжной и кровавой эпохи Смутного времени.

С июня 1617 по сентябрь 1629 гг. Швеция вела с переменным успехом войну против Речи Посполитой. Несмотря на то, что практически всё внимание монарха было приковано к боевым действиям против Сигизмунда III, в делах внутреннего обустройства собственной державы Густав II Адольф успел очень многое. Наиболее важные внутригосударственные заслуги и успехи скандинавского короля перечислены в комментарии, принадлежащем перу Сесили Вероники Веджвуд – английского историка и биографа главных деятелей эпохи Тридцатилетней войны:

«Густав Адольф наряду с Ришелье и Максимилианом Баварским был самым успешным администратором в Европе. За девятнадцать лет правления страной он укрепил финансы, централизовал правосудие, обустроил или привел в порядок больницы, почту, образование, ввел продуманную и четкую систему призыва в армию, сумел приструнить праздное и амбициозное дворянство, создав "риддархус" – ассамблею нобилитета, занимавшуюся государственными делами, но подвластную короне. …Густав Адольф поощрял торговлю, с толком использовал природные ресурсы страны, особенно минеральное сырье. Швеция собственными сырьевыми материалами полностью обеспечивала производство вооружений, в которых она нуждалась постоянно»[5].

При всех многочисленных достоинствах, талантах и дарованиях шведского государя ему также были присущи и некоторые отрицательные черты характера. Густав Адольф вёл уединенный образ жизни с чётко регламентированным распорядком дня. Если он по какой-либо причине нарушался хоть в какой-то незначительной мелочи, монарх тотчас выходил из себя, срывая своё зло и раздражение на окружающих.

Доставалось придворным, слугам и ближайшему окружению вообще без повода и причины, если король пребывал в мрачном расположении духа, что с ним случалось довольно часто. Густав II Адольф сам признавал, что характер у него тяжёлый и вспыльчивый. Однако практически никогда в минуты раздражения, гнева и дурного настроения он не принимал поспешных и опрометчивых судьбоносных решений.

Правитель Швеции был весьма педантичным и честолюбивым. Если кто-то из иностранных послов неверно называл в верительной грамоте его титулы и регалии, то такому «невежливому и невежественному» дипломату король без колебаний мог отказать в аудиенции, даже если речь шла о важнейшем военном или политическом вопросе, не терпящем отлагательств.

«Лев Севера» – так уважительно соратники и союзники называли Густава II Адольфа. Недруги и недоброжелатели за глаза величали его «Снежным королём», намекая на его холодность, суровость и малый арсенал положительных эмоций, а также на удаленность шведского государя от главных геополитических центров европейской цивилизации.

Современники отмечали абсолютную и безапелляционную уверенность Густава Адольфа в безукоризненной правоте своей миссии, заключавшейся в покровительстве и защите протестантской веры. Даже в самые трудные и кризисные моменты он искренне верил и неустанно повторял, что Господь не оставит его в беде и несчастии. Как истинный лютеранин, король Швеции был преисполнен убеждения в исключительности протестантизма, а потому презирал тех, кто под воздействием любых причин и внешних факторов менял свою исконную веру, пусть даже на короткое время становясь католиком.

[1] - риксдалер – денежная единица, имевшая обращение на территории Шведского королевства с 1534 по 1875 гг. В эпоху Тридцатилетней войны эталонное содержания серебра в одном риксдалере составляло 25,5 грамм.

[2] - Форстен Г. В. Густав II Адольф // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. IX А (18). Гравилат – Давенант. – СПб.: Семеновская Типолитография (И. А. Ефрона), 1893. С. 927.

[3] - Прокопьев А. Ю. Германия в эпоху религиозного раскола. 1555-1648. Изд. 2-е, исправ. и доп. – СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2008. С. 384.

[4] - Рюстов Ф. В. История пехоты. Т.2 // Военная библиотека. – Т.ХVI. – СПб.: Типография И. П. Попова, 1876. С. 4.

[5] - Веджвуд С. В. Тридцатилетняя война / Пер. с англ. И. В. Лобанова. – М.: ACT: Астрель: Полиграфиздат, 2012. С. 296.

Полностью цикл публикаций «Очерки о Тридцатилетней войне» можно прочесть ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. У порога первого общеевропейского конфликта

Часть 2-я. Мятежная Прага

Часть 3-я. Кризис Габсбургской монархии

Часть 4-я. Католическая лига перехватывает инициативу

Часть 5-я. Сражение при Белой горе: крах независимой Чехии

Часть 6-я. Битва за Пфальц

Часть 7-я. Перезагрузка конфликта: новые участники, повышенные ставки и обновлённая стратегия

Часть 8-я. Альбрехт фон Валленштейн: потрет без ретуши и чёрных красок

Часть 9-я. ЧВК генерала фон Валленштейна

Часть 10-я. Большое фиаско Антигабсбургской коалиции

Часть 11-я. Звёздный час генералиссимуса фон Валленштейна

Часть 12-я. Схватка продолжается или скандинавский план «Б»

Часть 13-я. Густав II Адольф и его армия

Часть 14-я. Грозный прыжок «Северного Льва»

Часть 15-я. Кампания 1631 года: взаимное ожесточение нарастает

Часть 16-я. Саксонские манёвры: «снежный король» против «старого капрала»

Часть 17-я. Битва при Брейтенфельде: долгожданный триумф протестантов

Часть 18-я. «Северный Лев» продолжает большую охоту

Часть 19-я. Незаменимый фон Валленштейн снова в строю

Часть 20-я. Поединок исполинов: шведский король против имперского главнокомандующего

Часть 21-я. Сражение при Лютцене: «Что за бойня и без всякой пользы!»

Часть 22-я. Главные герои сходят со сцены

Часть 23-я. Первая битва при Нёрдлингене: разящий удар братьев-Габсбургов

Часть 24-я. Французская шпага извлечена из ножен

Часть 25-я. Трудные поиски верной стратегии

Часть 26-я. Год 1637-й

Часть 27-я. Хроника борьбы на истощение

Часть 28-я. Германия истерзанная и опустошённая

Часть 29-я. Битва при Рокруа: крушение испанского колосса

Часть 30-я. Империя вновь под ударом

Часть 31-я. Последние битвы, последние залпы

Часть 32-я. Вестфальский мир и подведение итогов

Все изображения, использованные в данной публикации, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто полностью прочитал публикацию, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил материал, изложенный автором! Если Вы хотите высказать свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась публикация, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

ДЛЯ ПРОСМОТРА ПЕРЕЧНЯ ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ КАНАЛА И БЫСТРОГО ПОИСКА ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ВАС ИНФОРМАЦИИ УДОБНЕЕ ВСЕГО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПУТЕВОДИТЕЛЕМ-НАВИГАТОРОМ (ПРОСТО НАЖМИТЕ НА ЭТУ ССЫЛКУ)