Столетняя война продолжается. Кампании Генриха V. Часть 24-я. Наследник и наследие.

Окончание. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

31 августа 1422 года в день смерит своего отца – Генриха V Ланкастера восьмимесячный принц Генрих стал королём Англии. Он взойдёт на престол под именем Генриха VI. У Английского королевства за всю предшествовавшую историю ещё никогда не было столь юного монарха. Если выразиться более точно и менее прозаично, то никогда прежде Англией не правил король-младенец.

28 сентября 1423 года английские лорды принесли присягу на верность своему новому государю. Как и полагалось в подобных случаях, был созван парламент, утвердивший состав регентского совета, которому предстояло править страной до наступления совершеннолетия короля. Вполне логично и закономерно, что в завещание покойного Генриха V были внесены изменения и корректировки, продиктованные насущной необходимостью и трудностями переходного периода.

Главным регентом был назначен старший из братьев Генриха V – Джон Ланкастер, герцог Бедфорд. Как покажет время, выбор этой кандидатуры был полностью оправдан и необходим. Вот какую краткую характеристику главному регенту Англии даёт известный британский историк Джон Норвич – признанный биограф английских монархов эпохи Позднего Средневековья:

«Тридцатитрехлетний и необыкновенно красивый герцог не обладал ни искрометным темпераментом Генриха, ни широкой эрудицией другого младшего брата, Хамфри, но по своим человеческим качествам был надежнее их обоих: практичен, благоразумен и непорочен в личной жизни, неистов и бесстрашен в бою»[1].

Поскольку переменчивый ход военных действий и напряженная политическая обстановка требовали постоянного присутствия герцога Бедфорда во Франции, «хранителем и попечителем» Английского королевства назначили Хамфри Ланкастера, герцога Глостера – самого младшего брата Генриха V. Этот выбор также был вполне достойный и оправданный.

Хамфри Ланкастер отличался среди прочих представителей королевской семьи изысканными манерами, выдающейся для своего времени образованностью и начитанностью (на тот момент он имел самую обширную в Англии библиотеку), благочестием, скромностью. Но главная добродетель герцога Глостер в то время заключалась в полном отсутствии стремления употребить своё высокое положение в личных корыстных целях.

Хамфри не обладал талантами военачальника, но отважно сражался под знамёнами Генриха V в кампании 1415 года, получи ранение в битве при Азенкуре. Герцог Глостер был куда более искушен в вопросах придворного этикета и куртуазности, дипломатии, внешней политики и внутренней административной деятельности. Но ведь именно эти качества и требовались, прежде всего, обладателю ответственной и почётной должности «хранителя и попечителя» Английского королевства.

На первых порах главным опекуном Генриха VI стал Томас Бофорт, герцог Эксетер – дядя почившего Генриха V. Однако существенного влияния на воспитание малолетнего монарха Томас Бофорт не оказал, поскольку скончался в декабре 1426 года, когда Генриху VI было всего пять лет. Главным воспитателем, наставником, духовным учителем и пестуном юного монарха стал Генри Бофорт, епископ Уинчестерский – внук Эдуарда III, дядя Генриха V и старший брат Томаса Бофорта.

Начав свою удачную карьеру священнослужителя с должности епископа Линкольна, Генри Бофорт добился и многих высоких светских придворных должностей, став к 1427 году Лордом-канцлером, хранителем королевской печати, епископом Уинчестера и кардиналом-пресвитером[2]. Зачастую из уважения, страха и почтения перед его именем, степенью влияния, могущества и власти Генри Бофорта именовали кардиналом Англии или кардиналом Уинчестерским.

В историю Средневековой Европы имя Генри Бофорта будет вписано с его активным участием в четвёртом крестовом походе против гуситов в 1427 году. Он также станет одним из главных обличителей Жанны во время инквизиционного процесса над Жанной д’Арк по обвинению её в ереси и колдовстве. Генри Бофорт был не только главным наставником юного Генриха VI, но и одним из главных его «спонсоров».

Да, кардинал Англии, помимо всех прочих своих регалий, был одним из богатейших сановников своего королевства. Он неоднократно оказывал финансовую помощь Генриху V, когда тот готовился к очередной военной кампании против Франции, а затем помогал и Генриху VI, также систематически испытывавшему материальные затруднения.

Мать Генриха VI – королева Екатерина Валуа в воспитании своего сына практически не участвовала, как и в политической жизни своей новой родины. На момент смерти своего мужа – Генриха V молодой королеве-вдове было лишь 20 лет. И хотя Екатерина была образцовой женой, которую Генрих V, несомненно, любил и уважал, её – как представительницу враждебной Англии правящей французской династии де Валуа и младшую родную сестру дофина Карла члены регентского совета стремились всячески ограждать от какого-либо влияния на собственного сына.

После смерти короля-мужа Екатерина именовалась «вдовствующей королевой Англии и матерью короля». До того момента, когда Генриху VI исполнилось семь лет, она сопровождала сына на заседания парламента. Этой ролью «представительного материнского эскорта» и ограничивались все участие вдовствующей королевы в политической жизни Англии.

Сохранить образ безутешной, образцовой, добродетельной и непорочной вдовы Екатерине Валуа не удалось. По сообщениям английских хронистов королева отличалась не только внешней красотой и статью, но также была весьма страстной и увлекающейся натурой. Если верить многочисленным придворным слухам и пересудам, то в 1425 году у неё случился продолжительный и бурный роман с Эдмундом Бофортом, 2-м герцогом Сомерсетом – сыном Томаса Бофорта и племянником кардинала Англии.

Однако самой большой и главной любовью всей оставшейся жизни Екатерины стал никому прежде неизвестный и бедный дворянин Оуэн Тюдор[3]. Достоверных сведений (письменных и документальных первоисточников) о том, какую должность он занимал при дворе, где, как и когда познакомились влюбленные, не имеется. Неизвестен даже год их знакомства. Встречаться Тюдор и Екатерина начали около 1427 года (в ряде источников называются временные промежутки между 1426 и 1429 гг.).

Если обобщить имеющиеся данные (упорядочить и провести статистическую обработку слухов, версий, сплетен, домыслов и романтических подробностей), то Оуэн Тюдор (тогда имя его звучало очень заковыристо и витиевато – Оуэйн ап Маредит ап Тидир), вероятнее всего, числился при дворе старшим королевским камердинером, смотрителем королевского гардероба или придворным портным.

Принято считать (но документальных подтверждений тому не найдено), что влюбленные тайно обвенчались в период с 1428 по 1432 гг. Этот морганатический брак оказался весьма плодотворным. За всё время совместной жизни тайные супруги стали родителями, как минимум, шестерых (по другим сведениям – восьмерых) детей. Генрих VI не только признает своих сводных братьев – Эдмунда и Джаспера, но и всячески облагодетельствует их, даровав им графские титулы.

Старший сын Эдмунда Тюдора, 1-го графа Ричмонда, войдёт в английскую и мировую историю под именем Генриха VII – первого представителя правящей династии Тюдоров. Екатерина Валуа умрёт во время очередных родов в январе 1437 года в возрасте 36 лет, а Оуэн Тюдор лишится головы (в прямом смысле этого выражения) в феврале 1461 года – в самый разгар войны Алой и Белой Розы.

Что касается геополитического наследия, которое оставил Генрих V своему сыну, то касательно этой обширной темы, следует признать, что Генрих VI не оправдал в силу самых разных причин возложенного на него большого груза ответственности, отцовских надежд и чаяний. Однако не будем забегать вперёд, опережая ход повествования, поскольку история правления Генриха-отрока и Генриха-юноши будет подробно рассмотрена в следующих публикациях.

Начальный период правления Генриха VI не предвещал глобальных и крайне негативных для английской короны перемен в ходе Столетней войны. Джон Ланкастер с первых же недель своего регентства доказал, что достоин своей высокой должности, а также оказанной ему покойным старшим братом-королём и парламентом чести. Герцогу Бедфорду удалось нейтрализовать все попытки дофина перехватить стратегическую инициативу.

Как верно заметил Альфред Бёрн – британский военный историк, медиевист и специалист по эпохе Столетней войны: «Описание первых лет войны во время правления Генриха VI является сущим мучением для историка. …Боевые действия велись спорадически и спазматически, военная фортуна способствовала то одной, то другой стороне.

Большей частью они представляли собой внезапные рейды сторон на территорию противника, сопровождавшиеся осадами замков, их бесконечными взятием и возвращением к прежним владельцам. Можно, однако, свести стратегию герцога Бедфорда к попыткам стабилизировать военную обстановку перед началом новых наступательных операций»[4].

Действительно, Джон Ланкастер вплоть до знаменательного, стремительного и триумфального появления на исторической сцене Жанны д’Арк сумел стабилизировать военную и внутриполитическую обстановку на французских территориях, покоренных и завоеванных Генрихом V.

В апреле 1423 года в Амьене по инициативе герцога Бедфорда состоялась встреча «большой тройки». Джон Ланкастер на правах регента Франции, Филипп Добрый – правитель Бургундии и Жан VI Мудрый – герцог Бретани подписали договор «о братстве и союзе на всю жизнь». Военно-политический союз трёх влиятельных герцогов, разумеется, был направлен на борьбу с дофином.

Карл де Валуа, объявил себя королём Франции сразу после смерти своего отца – Карла VI Безумного. Дофин даже организовал собственную церемонию коронации. Однако, согласно давней традиции, всем французским монархам надлежало короноваться в Реймсе, а править из Парижа. В Реймсе хозяйничали бургундцы, а в Париже находился усиленный гарнизон англичан.

Дофину требовалось для улучшения своего политического положения и общей военно-стратегической ситуации одержать несколько важных побед, имевших далеко идущие последствия. Карл де Валуа понимал, что с Филиппом Добрым он никогда не сможет примириться и заключить союз, а вот герцога Бретонского вполне можно было переманить на свою сторону. До победоносных кампаний Генриха V 1418-1421 гг. Жан VI Мудрый признавал Карла Безумного своим сюзереном.

Дофин начал боевые действия против герцога Бургундского, стремясь ослабить его позиции и внести раскол в «союз трёх герцогов». Однако в первой же крупной битве, состоявшейся 1 августа 1423 года близ города Краван, «дофинисты» потерпели сокрушительное поражение.

В этом сражении сошлись 4-тысячное англо-бургундское войско и армия дофина, насчитывавшая около 8000 человек (по другим, явно завышенным сведениям, в ней насчитывалось от 10 до 12 тысяч бойцов). Англичан возглавлял Томас Монтегю, граф Солсбери. По его началом имелось 500 латников и 1500 лучников. Бургундский отряд (1000 латников, 700 пехотинцев, 200 арбалетчиков и 80 артиллеристов) возглавлял граф Жан II де Тулонжон.

Воинскими контингентами дофина командовал Луи де Бурбон, граф Вандомский, тот самый, что вместе с братом – герцогом Жаном де Бурбоном попал в плен в битве при Азенкуре. Менее года назад граф за баснословный выкуп в 54 000 золотых экю получил свободу. Он дал честное слово, что не станет впредь воевать против англичан. Однако, примкнув к партии Карла де Валуа, страстно желая реабилитироваться за неудачу на полях Азенкура и рассчитаться за семилетнее пребывание в плену, граф нарушил свою клятву.

Под знамёнами Луи де Бурбона имелось по различным источникам от 4 до 8 тысяч французских латников, пехотинцев и арбалетчиков. На стороне «дофинистов» сражались шотландцы, которых возглавлял Джон Стюарт, граф Бьюкенен – триумфатор недавней победы при Боже. Общее число шотландских воинов, принявших участие в битве, колеблется в диапазоне от 4 до 6 тысяч человек.

Короткого, но интенсивного обстрела франко-шотландских позиций английскими лучниками и бургундскими арбалетчиками, а также пары прицельных залпов бургундских бомбард вполне хватило для того, чтобы посеять среди отрядов Луи де Бурбона и Джона Стюарта хаос, неразбериху и сумятицу. Видя замешательство в стане врага, граф Солсбери повёл союзную кавалерию в решительную атаку, завершившуюся быстрым и полным разгромом противника.

По завышенным сведениям английских хронистов в битве при Краване франко-шотландская армия безвозвратно потеряла в общей сложности 5200 человек (3200 убитыми и 2000 пленными). Урон шотландских отрядов оценивается в 4000 человек, «дофинисты» потеряли 1200 человек (800 простых воинов и 400 дворян). Общие потери англичан и бургундцев составили порядка 500-600 человек.

Спустя восемь недель – 26 сентября 1423 года близ нормандского городка Ля Броссиньер полководцам дофина удалось взять реванш. Граф Жан VII д’Аркур и капитан Амбруаз де Лоре, имея под своим началом 6000 всадников и пехотинцев, настигли английский отряд численностью в 2800 человек, возвращавшийся после грабительского рейда по территориям графств Анжу и Мен.

Предводитель англичан – барон Джон де ла Поль не сумел организовать оборону, подвергшись внезапному нападению числено превосходящего противника. В итоге мародёры и грабители были полностью разгромлены. Из 2000 латников и 800 лучников в живых остались лишь 120 англичан – все они, включая барона де ла Поля, оказались в плену. Потери «дофинистов» составили всего несколько десятков человек.

В 1424 году Карл де Валуа попытался вновь перехватить стратегическую инициативу, перенеся боевые действия в Нормандию. В решающей битве у крепости Вернёй (сегодня город Вернёй-сюр-Авр), состоявшейся 17 августа, объединённые силы «дофинистов» и шотландцев, численность которых хронисты оценивают в 12-18 тысяч человек, была разгромлена английской армией.

Англичан возглавляли герцог Бедфорд и граф Солсбери. Под их началом имелось 1800 рыцарей и латников, а также 8000 пехотинцев (из них 2/3 составляли лучники). Отряды «дофинистов» возглавляли Жан II Добрый, герцог Алансонский, Жан VIII граф д’Аркур (сын победителя битвы при Ля Броссиньере), а также виконт Гильом (Гийом) II де Нарбонн.

Шотландские контингенты возглавляли Джон Стюарт, граф Бьюкенен, и граф Арчибальд Дуглас. Союзное войско было весьма пёстрым по своему составу. В него входили 6000 шотландцев (2500 латников, 4000 копейщиков и лучников), 2000-3000 наёмников из Испании и Северной Италии, а также 5000-6000 французов. Подробное описание сражения при Вернёе можно прочесть, перейдя по этой ссылке.

Только погибшими и умершими от ран франко-шотландская армия лишилась 7262 человек. Основные безвозвратные потери пришлись на шотландцев. Среди павших оказались оба главных шотландских предводителя – графы Дуглас и Стюарт, а также ещё 1700 представителей шотландской знати. Также погибли Жан VIII д’Аркур и Гильом II де Нарбонн. Более 1000 французов оказались в плену (в том числе герцог д’Алансон и ещё 200 знатных рыцарей). Английское войско убитыми и ранеными потеряло 1000-1600 человек.

Со времён Азенкурской битвы французская армия не знавала столь сокрушительного и полного разгрома. После тяжелейшего поражения в сражении при Вернёе дофин на длительное время отказался от продолжения ведения активных боевых действий. Многим современникам этих событий показалось, что английская армия вновь стала обретать былой ореол непобедимости.

Несомненно, Генрих V был бы несказанно рад и счастлив, видя, как его сын, ещё не достигший четырёхлетнего возраста, 30 апреля 1425 года открыл очередное заседание парламента, а затем торжественно в сопровождении пышной свиты проскакал по улицам Лондона, сидя на седле своего опекуна Томаса Бофорта. Как записал один из хронистов, в «тот памятный и счастливый день всеми повадками своими и видом маленький Генрих напоминал своего славного отца».

Казалось, что кризис перехода власти от скоропостижно скончавшегося Генриха V к его малолетнему сыну преодолён. Пусть и с явной неохотой, но по принуждению грозного регента Джона Ланкастера вся нормандская знать к исходу 1425 года подтвердила свою приверженность договору, заключенному в Труа, а также принесла клятву верности своему королю Генриху (Анри) II Французскому.

Казалось, что стабилизировавшемуся военному, политическому и дипломатическому положению английских владений и завоеваний во Франции в ближайшее время никто и ничто не может угрожать. Однако в далёкой деревушке Домреми, расположенной на границе тогдашней Лотарингии и Шампани, простая крестьянская девочка по имени Жанна уже давно ясно и отчётливо слышала голоса святых, которые настойчиво внушали ей, что именно она избрана Провидением для великой миссии – сделать дофина полноправным монархом и оказать ему посильную помощь в обретении французской короны.

[1] - Норвич Дж. История Англии и шекспировские короли / Пер. с англ. И. В. Лобанова. – М.: Астрель, 2012.

[2] - кардинал-пресвитер (кардинал-священник) – высокопоставленный священнослужитель римской католической церкви, занимавший место в её иерархической системе ниже должности кардинала-епископа и выше кардинала-дьякона. В эпоху Позднего Средневековья кардиналы-пресвитеры назначались папой римским, являясь его доверенными лицами и советниками по месту своего пребывания.

[3] - настоящее имя его, полученное при рождении, звучало Тидир ап Горонви (иначе – Оуайн ап Мередидд ап Тьюдоур). По происхождению Оуэн (Оуайн) Тюдор был валлийцем. Он принадлежал к древнему роду Рис па Грифид и его предками были правители Южного Уэльса. Пройдя путь от простого солдата-наёмника до командира отряда, Тидир ап Горонви только в 1439 году все права и достоинства английского землевладельца. Именно тогда он сменил своё валлийское имя и фамилию, став Оуэном Тюдором.

[4] - Берн А. Битва при Азенкуре. История Столетней войны с 1369 по 1453 год. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004 [электронная версия] // Электронная библиотека nnre.ru. 2020-2023. URL: http://www.nnre.ru/voennaja_istorija/bitva_pri_azenkure_istorija_stoletnei_voiny_s_1369_po_1453_god/p13.php [дата обращения 05.09.2023].

P.S. Уважаемые читатели, любители истории, подписчики и просто гости канала! Очередной цикл публикаций «Кампании Генриха V» завершается, но не окончена ещё Столетняя война. Продолжение повествования об эпическом противостоянии Франции и Англии можно прочесть в новом цикле публикаций – «Под знаменем Орлеанской девы».

ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧЕСТЬ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Столетняя война продолжается. Кампании Генриха V» МОЖНО ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Шаткое равновесие нарушено.

Часть 2-я. Подготовка к вторжению.

Часть 3-я. Жребий брошен.

Часть 4-я. Осада Арфлёра.

Часть 5-я. По стопам знаменитого прадеда.

Часть 6-я. Все дороги ведут к Азенкуру.

Часть 7-я. Битва при Азенкуре. Хмурое утро.

Часть 8-я. Битва при Азенкуре. Травля французского зверя.

Часть 9-я. Битва при Азенкуре. Кровавые миражи Креси и Пуатье.

Часть 10-я. Битва при Азенкуре. Вопреки всем преградам, смерит и здравому смыслу.

Часть 11-я. Битва при Азенкуре. Кульминация бойни в грязи.

Часть 12-я. Битва при Азенкуре. Реквием по французскому рыцарству.

Часть 13-я. Битва при Азенкуре. Победители и побежденные.

Часть 14-я. Возврат к исходной точке противостояния.

Часть 15-я. И снова к берегам Нормандии!

Часть 16-я. Покорение Кана.

Часть 17-я. Грозная поступь непобедимого завоевателя.

Часть 18-я. Падение Руана.

Часть 19-я. Примерка французской короны.

Часть 20-я. Медовый месяц с мечом в руке.

Часть 21-я. Третья экспедиция во Францию.

Часть 22-я. Последняя победа.

Часть 23-я. И короли бывают внезапно смертны.

Часть 24-я. Наследник и наследие.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!